Гололед и снег внесли коррективы в маршрут мопедопробега Теодора Резвого и Евгения Стоянова

Теодор Резвой

Теодор Резвой

Надвигающийся холодный фронт, гололед и снег внесли коррективы в маршрут мопедопробега Теодора Резвого и Евгения Стоянова. Путешественники приняли решение отправиться из Улан-Удэ в Краснодар поездом, а затем возобновить маршрут  в Одессу на мопедах. Напомним, что одесские путешественники-экстремалы уже поставили новый мировой рекорд, проехав 14330 километров на мопедах.

На официальной странице в Facebook Теодор Резвой написал:

„Увы, из-за внезапного наводнения в Приамурье мы опоздали с сезоном. Наши мопеды не приспособлены для путешествия по подмёрзшим дорогам. На этой осторожной скорости мы не сможем опередить наступление холодного фронта — он движется быстрее нас.

Глупо будет окончить этот замечательный пробег „мордой об асфальт“ заиндевевшей дороги где-нибудь в Сибири 😉  

Полный текст публикации путешественника:

«Разбор полётов» и изменение планов

На машине и на мотоцикле, где есть цепной привод либо кардан, скорость почти напрямую зависит от того, сколько ты „дал газу“: сколько дал, столько и будет передаваться на колёса. С мопедом на вариаторах дело обстоит иначе: ты даёшь газ — и сам вариатор работает всё время внатяг. Как только сцепление колеса с грунтом ослабевает — например, на скользком покрытии, — ремень прокручивается быстрее, чашки вариатора сходятся и скорость моментально увеличивается. Это — принцип работы вариатора.

Таким образом, когда ты едешь на ровном газу и попадаешь на скользкую дорогу, эффект такой, будто ты резко дал газу…колесо не держит, а наоборот — стремится проскользить ещё больше, скорость увеличивается, колесо пробуксовывает и удержать мопед от падения удаётся просто чудом.

К этому мы не были готовы, когда после Хабаровска выезжали с глинисто-каменистой насыпи (поверх затопленного участка дороги) на сухой асфальт. Тогда мы дружно оба упали, что называется на ровном месте: заскользив по налипшей на колёса глине, мопед резко увеличил скорость и лёг на бок. Всё равно, что мотоциклу или машине на льду придать газ — занесёт тут же. И контролировать это ускоряющееся скольжение невозможно… Ни на летней резине, ни на зимней, эта техника не рассчитана на движение по покрытию с постоянной сменой скользких и твёрдых участков. Однозначно.

При таких температурах с утренним инеем на дорогах и с образующимися островками наста после захода солнца, продолжительность и дальность нашего ежедневного пробега сокращаются катастрофически…

Осознание этого нас хорошенько встряхнуло.
До сего дня мы всё ещё были «в заводе»… на оставшиеся 8 тысяч километров… Но анализируя ситуацию, даже без математических подсчётов, прикинули, за сколько же времени этими темпами их реально будет преодолеть… А на другую чашу весов положили понимание того, что эти километры уже не много прибавят к нашему рекорду.

Рекорд установили, на краешке Земли побывали; то, что даже 50-кубовый мопед ГОДИТСЯ (с весны до осени) для сверх-дальних поездок — доказали… Всем, что видели и слышали в течение этих двух месяцев — делились на Facebook исправно… Терпение друзей, постоянно поддерживавших нас «лайками», добрыми словами, делами и денежкой — испытали (не хотелось бы злоупотреблять этим и дальше 🙂 )… Впечатлений и фотографий, которыми не терпится поделиться, — ууууйма !

Увы, из-за внезапного наводнения в Приамурье мы опоздали с сезоном. Наши мопеды не приспособлены для путешествия по подмёрзшим дорогам. На этой осторожной скорости мы не сможем опередить наступление холодного фронта — он движется быстрее нас.
Глупо будет окончить этот замечательный пробег „мордой об асфальт“ заиндевевшей дороги где-нибудь в Сибири 😉

Последуем примеру великого Фритьофа Нансена (спасибо В.Г. за напоминание о нём).
Когда в 1895 году Нансеном и Йохансеном была предпринята попытка достижения Северного полюса на собачьих упряжках, и они добрались до 86° северной широты (что было на тот момент абсолютным мировым рекордом), дорогу им преградил хаос торосов до горизонта. И тогда Нансен, в мужестве которого невозможно усомниться, сказал свою сакраментальную фразу: «Если б мы не дошли сюда, мне было бы в чём упрекнуть себя, но если пойдём дальше — я буду упрекать себя в глупости!»

Нас не остановили ни ливни, ни наводнения, ни реально существующие прочие опасности — Бог миловал… Нам достало бы и сил, и желания вернуться в Одессу своим ходом. Запас прочности человека — фантастичен, и многократно перекрывает запас прочности любых машин. «Нансеновскими торосами», прервавшими бег наших мопедов, стал выпавший первый снег. Реально оценивая риск продолжения пробега в этой ситуации по степям и перевалам Восточной и Западной Сибири, мы вычёркиваем эту часть из нашего маршрута.

Улан-Удэ станет финишной чертой в зачётных километрах рекордного пробега, которые перекрыли прежний рекорд без малого на 2 тысячи километров.

Но на этом наше путешествие не заканчивается. Отсюда мы и мопеды отправимся по железной дороге, вдоль которой по федеральным трассам бежали эти два месяца наши мокики.

А дальше, уже в Краснодаре, мы опять „оседлаем наши машины“, пересечём границу Украины своим ходом, ненадолго окунёмся в тепло любимого нами Крыма и завершим путешествие в родной Одессе.

Трансфер из Улан-Удэ в Красноярск

Трансфер из Улан-Удэ в Красноярск