Одесса. Что будет с местным бизнесом

До недавнего времени одесситы, глядя на события в восточной Украине, любили повторять: вот в Одессе бы такого не случилось. Весь УАнет обошла фотография одесского биллборда с карикатурным изображением президента РФ на фоне одесского памятника Дюку, с надписью «Вова, не делай маме нервы». Диверсии, кровь и человеческие жертвы казались в Одессе невозможными.

В прошедшую пятницу одесситы убедились, что были не правы, а жертвы и стычки возможны даже в их мирном городе.

ЛІГАБізнесІнформ спросила у известных одесских бизнесменов, как вышло, что город оккупировали те же проблемы, что и восточную Украину, и повлияло ли это на их бизнес.

Савелий Либкин, владелец группы компаний «Реста» (рестораны «Дача», «Компот», «Мясо и вино» и др.):
– До 2 мая была надежда, что Одессу это обойдет. Теперь мы понимаем, что вряд ли.
Как такового бизнеса сейчас нет. То есть, наши рестораны работают, и гости есть, но вопрос с прибылью. Наш бизнес рассчитан на давление со стороны гостей, а туристов отпугнули произошедшие события. Главная задача у нас сейчас – переждать время депрессии. Большинство проектов мы заморозили до конца лета, оставили только самые актуальные.
Знакомые источники считают, что волнения в городе связаны с дамой с косой. Ведь что произошло? Начались волнения, и сместили верхушку городских властей. На место прежних властей назначили новых, которых считают ставленниками команды газовой дамы. Соответственно, таким нехитрым образом она готовит админресурс на выборы.
Думаю, градус накала не снизится до президентских выборов — если они, конечно, состоятся.

Борис Музалев, совладелец сети супермаркетов «Таврия В»:
– То, что происходит сейчас, влияет абсолютно на всех, особенно на тех, кто меньше зарабатывает. Наверное, и на вас тоже повлияло. Хотя на СМИ, может, и в меньшей степени: вас, наверное, как раз больше слушают и больше читают, а журналы раскупают, наверное, лучше чем горячие пирожки.
Остальные все страдают.
Предугадывать ситуацию очень сложно, тем более — когда работают самые разные силы и направления, в том числе и психология людей. Здесь даже сам Господь Бог не знает, что будет, потому что социальная психолгия — это не шахматы, и смоделировать здесь ничего нельзя. Говорить что-либо сейчас — все равно что ткнуть пальцем в небо.

Андрей Ставницер, генеральный директор стивидорной компании «Трансинвестсервис» (ТИС):
– Вопрос, отразятся ли данные события на одесском бизнесе, на мой взгляд, неактуален – конечно, отразятся, еще бы!
При наличии инструментов, думаю, «раскачать» можно даже Женеву. Не думаю, что дойдет до окружения города, но люди еще могут погибнуть. Естественно, если в людей стреляют – они будут стрелять в ответ. Это наша земля, и нам ее защищать.
Отрезать город от «туристов-террористов» крайне сложно, тем более что они уже тут.
Я не верю в серьезных сепаратистов среди местных жителей. Точнее, они есть, но максимум, на что они способны – это пройтись по улицам с флагом и получить свои 250 грн. Думаю, после последних событий в РФ, людей, которые искренне туда хотят, остается все меньше. Для меня очевидно, что 2 мая работали чужаки. Одесса – это Украина.

Иван Липтуга, президент Туристической ассоциации Одессы, зампредседателя наблюдательного совета транспортной компании «Пласке»:
– Там где война, революции и стихийные бедствия – туристов нет. Это так называемые «пострадавшие» страны. Сегодня внезапно для всех такой страной стала Украина. Одесса, которая до последнего держалась и демонстрировала выдержку и толерантность, теперь тоже стала городом повышенного риска.
Нужно в полной мере отдавать себе отчет в том, что из иностранных туристов, посещающих Одессу, более половины были туристы из России. Еще четверть из Белоруссии. Остающаяся четверть приходилась на немцев, турок, поляков, французов, американцев и т.д. На прошлые майские, например, некоторые отели Одессы были заполнены на 90% гражданами России.
Эти цифры говорят нам о том, что наш туристический рынок и культурная среда, на данном этапе и в текущем состоянии инфраструктуры, интересны, понятны и доступны туристам из стран бывшего Союза. Из-за происходящего туристы из России, разумеется, ехать практически перестали. Во-первых, мужчин от 16 до 60 выборочно не пропускают на границе, во-вторых, пропаганда российских СМИ убедительно навязывает мысль о том, что русских в Украине стали ненавидеть, а пророссийски настроенных просто убивают.
В-третьих, у российских туристов появился богатый выбор между Крымом и Сочи, которые также борются за въездной туризм, и государство им в этом всячески помогает. Билеты Москва-Симферополь стоят меньше 200$ в обе стороны. Наше же государство борется с невидимыми террористами, туризм его и в мирное время не очень интересовал.
Туристическая ассоциация Одессы делает все возможное, чтоб увеличить поток туристов и изменить их сегментацию. В настоящее время мы рассчитываем на резкое увеличение туристов из Украины, которые раньше ехали в Крым.
Расшатать ситуацию в Одессе по Восточному сценарию, думаю, вполне реально, было бы желание. Сегодняшние технологии манипуляций сознанием населения демонстрируют невиданную ранее результативность. Спровоцировать и поднять толерантных одесситов на братоубийственные бои, как оказалось, можно очень быстро. И очень легко столицу юмора, родину Ильфа и Петрова, Бабеля и Жванецкого и многих других знаменитых одесситов, можно превратить в поле революционных сражений.
Это, кстати, тоже отчасти наш южный темперамент. Недавние события в доме профсоюзов по своей трагедии не меньше, чем события июньской революции 1905 года, снятые на Потемкинской лестнице в знаменитом фильме Сергея Эзенштейна. Более ста лет прошло, а человеческая суть остается неизменной.

Андрей Францев, соучредитель и СЕО агентства интернет-рекламы Osenilo:
– События, которые произошли в Одессе, повлияют на местный бизнес лишь частично. Уверен, что сейчас приток новых клиентов заметно поубавится, потому что люди не понимают, что происходит, и чем это все закончится. Средний бизнес продолжает работать, он более стабилен по отношению к таким волнениям, чем малый. Малый бизнес пострадает сильнее от всех этих потрясений.
После пятничной трагедии у одесситов остался гадкий и тяжелый осадок. Вместе с тем, Одесса продолжает жить своей жизнью. Она всегда была особенным городом, не таким реакционным как Запад или Центр. В городе есть общественные организации, которые привлекают как майдановцев, так и антимайдановцев к совместным мероприятиям, уборке города.
Одесситы всегда умели договариваться между собой. Недавние события для Одессы очень не свойственны. Вообще, когда все это происходило на Куликовом поле, ни у кого даже мысли не было, что может дойти даже до крови, не то чтобы до такого количества смертей. Сейчас горожане и бизнесмены задают очень много вопросов. Впечатление такое, что это все было постановочным шоу, и до конца непонятно, кто его автор и заказчик. Догадок у всех много, но конкретных ответов – нет.